Разделы
Органы архивного дела и делопроизводства и система государственных архивных учреждений
Дзяржаўны кантроль у галіне архіўнай справы і справаводства
Архивное дело
Нормативная база
Архивные справочники
Фондовый каталог государственных архивов Республики Беларусь
Тематические разработки и базы данных
Генеалогия
Археография
Геральдика
Услуги
Административные процедуры
Образование
Журнал «Архивы и делопроизводство»
Каляндар знамянальных і памятных дат па гісторыі Беларусі
Становление белорусской государственности в 1918-1920-х годах

Лагерь смерти Тростенец. Документы и материалы


Предисловие

Крупнейшим на территории Беларуси местом массового уничтожения людей в годы немецко-фашистской оккупации являлся Тростенец. По количеству жертв он занимает четвертое место после таких печально известных нацистских лагерей смерти в Европе, как Освенцим, Майданек и Треблинка.

В Тростенце погибли советские военнопленные, евреи Беларуси и западноевропейских государств, подпольщики и партизаны, жители Минска, арестованные в качестве заложников.

Название «Тростенец» объединяет несколько мест массового уничтожения людей: урочище Благовщина — место массовых расстрелов; собственно лагерь — рядом с деревней Малый Тростенец в десяти километрах от Минска по Могилевскому шоссе; урочище Шашковка — место массового сожжения людей.

Благовщина

Осенью 1941 года урочище Благовщина на 11-м километре Могилевского шоссе, в полутора километрах от деревни Малый Тростенец, было выбрано оккупантами в качестве места уничтожения людей.

Очевидцы, жители деревни Малый Тростенец, рассказали в 1944 году членам Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков о происходивших на этом месте расправах. На 9-м километре Могилевского шоссе располагался дорожно-строительный участок. В эшелонах или на машинах сюда привозили мирных граждан, разгружали, переписывали ценные вещи, выдавали копии квитанций. До последнего момента поддерживалась видимость переселения массы людей на новое место жительства и работы. С дорожно-строительного участка людей перевозили в Благовщину на автомашинах черного цвета с плотно закрытым кузовом. Расстреливали у заранее приготовленных длинных рвов, трупы закапывали и утрамбовывали гусеничным трактором.

Свидетели показали, что жертвами расстрелов были «мирные советские граждане», а также иностранные евреи, которых привозили в Минск в специальных транспортах. Первый эшелон прибыл из Германии из города Гамбурга 10 ноября 1941 года. В нем было доставлено 990 человек, большая часть которых сразу была отправлена на уничтожение в Благовщину, оставшиеся размещены в минском гетто, где с лета 1941 года находилось около 80 тысяч местных евреев. До конца ноября 1941 года прибыло еще шесть эшелонов из Германии, Чехословакии и Австрии. Весной 1942 года депортация евреев из Западной Европы возобновилась. По некоторым данным, еще 16 эшелонов примерно по тысяче человек в каждом прибыло в Минск до наступления зимы.

Антисемитская политика нацистской Германии предусматривала уничтожение 11 миллионов евреев Европы. Планы «окончательного решения еврейского вопроса» начали разрабатываться летом 1941 года, а 20 января 1942 года руководители нацистской Германии приняли Ванзейский протокол. «В ходе практического осуществления окончательного решения еврейского вопроса Европа будет прочесана с запада на восток», — говорилось в документе. Программа предусматривала создание гетто для концентрации и изоляции евреев и последующую их депортацию в лагеря уничтожения, цепь которых была выстроена в восточной Европе: Освенцим, Треблинка, Майданек... Самым восточным пунктом в этой цепи стал Минск и его пригород Малый Тростенец.

Осенью 1943 года, когда стал очевиден исход войны, гитлеровцы начали работы по уничтожению следов своих преступлений. Особая команда СД, используя труд заключенных минской тюрьмы, раскопала и сожгла в ноябре - декабре 1943 года около ста тысяч трупов расстрелянных в урочище Благовщина. Жители близлежащих деревень должны были доставить к назначенному месту несколько тысяч кубических метров дров. Причём во время этой работы продолжалась доставка партиями и уничтожение людей из Минска.

В июле 1944 года Минская областная комиссия содействия в работе Чрезвычайной государственной комиссии провела расследование преступлений немецко-фашистских захватчиков в Благовщине, где были обнаружены 34 ямы-могилы, замаскированные хвойными ветками. Некоторые ямы достигали в длину 50 метров. При частичном вскрытии нескольких могил на глубине 3 метров были найдены обугленные человеческие кости и слой пепла толщиной от 0,5 до 1 метра. Под слоем пепла находилась темно-бурая жидкость. В некоторых ямах на дне были обнаружены вместе с костями обугленные бревна и рельсы. Вокруг ям находилось множество гребенок, зубных протезов, кошельков, котелков и других вещей личного пользования.

Лагерь Тростенец

Собственно лагерь в окрестностях деревни Малый Тростенец был создан Минской полицией безопасности и СД в начале 1942 года как трудовой лагерь на 200 гектарах угодий довоенного колхоза им. Карла Маркса для обслуживания подсобного хозяйства.

Руками военнопленных здесь был построен дом для коменданта, помещения для охраны, гараж. От Могилевского шоссе к лагерю была проложена неширокая дорога, посажены по бокам молодые тополя.

Лагерь имел ограждение из колючей проволоки под электрическим током, вышки для круглосуточной охраны, вооруженной пулеметами и автоматами, предупредительные надписи на немецком и русском языках: «Вход в лагерь воспрещается, без предупреждения будут стрелять!».

К маю 1942 года на территории лагеря было создано большое хозяйство по производству продуктов питания. Работали также мельница, лесопилка, слесарная, столярная, сапожная, портняжная и другие мастерские, удовлетворявшие нужды оккупантов.

Как вспоминали немногие оставшиеся в живых заключенные, условия жизни и работы в лагере были тяжелыми. Военнопленные и гражданские узники сначала размещались в сарае на мокрой соломе или в погребах. Позже были построены бараки из сырых досок. Кормили отходами с кухни подсобного хозяйства. Произвол охранников, расстрелы заключенных стали буднями лагеря.

Все годы оккупации Тростенец являлся местом физической расправы с минскими подпольщиками и партизанами. Сначала арестованных заключали в тюрьму на улице Володарского. После допросов и пыток их отправляли в лагерь по улице Широкой, оттуда - в Тростенец. Таким путем прошел известный врач Е.В. Клумов, удостоенный посмертно звания Героя Советского Союза, а также Е.М. Зубкович, Е.И. Загорская, О.Ф. Дерибо, Е.В. Гудович и многие другие участники антифашистского подполья.

В ходе массовых карательных акций в целях возмездия и умиротворения непокорного города гитлеровцы арестовывали мирных жителей в качестве заложников.

Вот несколько фактов из жизни оккупированного Минска. 6 сентября 1943 года подпольщики взорвали столовую СД. 8 сентября полиция окружила жилые кварталы улиц 1-й и 2-й Арктической и Беломорской, погрузила жителей на машины и увезла в Тростенец. На следующий день в городе появились объявления, что в качестве заложников расстреляно 300 человек.

Начальник полиции порядка Беларуси Э. Герф, представший на Минском судебном процессе в 1946 году в качестве обвиняемого в преступлениях против гражданского населения, показал, что 600 человек были арестованы в связи со взрывом в столовой и расстреляны в Тростенце. По свидетельствам же минчан на процессе и газеты подпольного горкома КП(б)Б «Минский большевик» от 2 ноября 1943 года, «свыше одной тысячи жителей города были расстреляны в Тростенце у двух больших ям».

В ночь на 22 сентября 1943 года в Минске был убит генеральный комиссар Беларуси В. Кубе. Полиция провела облавы во всех районах города. Арестованные, несколько тысяч человек, в том числе дети и старики, были вывезены в Тростенец и затем расстреляны. По признанию подсудимых на Минском процессе, в облавах было «схвачено и расстреляно 2 тысячи человек и значительное число заключено в концлагерь». Свидетели же С.А. Шкарупский и П.Л. Матусевич показали, что после уничтожения В. Кубе в городе было арестовано более 5 тысяч человек.

«Деятельность» фабрики смерти в Тростенце не прекращалась ни на минуту. Накануне отступления гитлеровцев она заработала на всю мощь.

В конце июня 1944 года, за несколько дней до освобождения Минска Красной Армией, на территории лагеря в бывшем колхозном сарае было расстреляно, затем сожжено 6,5 тысяч заключенных, привезенных из тюрьмы по улице Володарского и лагеря по улице Широкой. Спаслись только двое — Степанида Савинская и Николай Валаханович.

Шашковка

Осенью 1943 года в полукилометре от деревни Малый Тростенец гитлеровцы построили печь для сжигания трупов расстрелянных людей. Она представляла собой вырытую в земле яму с отлогим подходом к ней, огороженную колючей проволокой и плотным дощатым забором высотой три метра. На дне ямы были уложены параллельно шесть рельсов длиной десять метров, поверх рельсов — железная решетка.

Печь работала ежедневно. Местные жители видели машины, идущие в сторону печи. Это были специально оборудованные для умерщвления людей газом крытые грузовики, так называемые «душегубки». Иногда людей доставляли на открытых машинах с прицепами. По словам местных жителей, расправа происходила очень быстро. Газета «Советская Белоруссия» от 12 декабря 1945 года, публикуя материалы Чрезвычайной комиссии о лагере Тростенец, отмечала факты сожжения в печи живых людей.

***

Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны был первым учреждением, начавшим сразу после освобождения республики в 1944 году сбор материалов по истории лагеря Тростенец. Музей и по сей день является единственным местом хранения овеществленной памяти об этих трагических событиях. Бревно из костра, на котором сжигали тела расстрелянных людей, носилки, в которых переносили человеческий пепел из ямы-печи на поля для удобрения, прах последних жертв фашистского террора в Тростенце, личные вещи погибших, полосатая будка часового, предупредительная надпись на деревянной доске, часть лагерной ограды из колючей проволоки — вот неполный перечень предметов, собранных сотрудниками музея сразу после освобождения. С 1945 года они бессменно находятся в экспозиции музея, привлекая внимание и волнуя посетителей. Достоянием музея стали и фотографии, запечатлевшие работу на территории лагеря Чрезвычайной государственной комиссии.

В ходе научной экспедиции в 1959 году музейным работникам удалось собрать еще один комплекс вещей, принадлежавших погибшим в Тростенце людям: швейные и сапожную машинки, детский ночной горшок, кастрюли, металлическую коробочку для чая иностранного производства, котелки и другие предметы.

В 1992 году молодежная поисковая группа «Белая Русь» провела частичные раскопки на территории лагеря. Среди находок были мужская расческа с надписью «Гамбург 1932» на немецком языке, кастрюля с надписью «Австрия» на дне, нож столовый немецкой фирмы «Золинген», остатки фарфоровой посуды, множество парфюмерных флаконов, коробочек от лекарственных препаратов, остатки зубных щеток и других вещей личного пользования. Большинство предметов имело иностранное фабричное клеймо в виде шестиконечной звезды или вензеля владельца.

В Национальном архиве Республики Беларусь, Государственном архиве Минской области и в фондах Музея истории Великой Отечественной войны хранятся копии рукописей документов приблизительных результатов первых осмотров и расследований преступлений оккупантов в Тростенце, проведенных Минской областной комиссией в июле 1944 года. В них были приведены следующие данные:
в 34 ямах-могилах урочища Благовщина захоронено 476 тысяч человек,
в печи урочища Шашковка — 68 тысяч,
в сарае и на бревнах — 2 тысячи.

Итого, «по самым минимальным подсчетам», как было записано в акте, «в районе лагеря Тростенец фашистскими людоедами уничтожено 546 тысяч человек».

В окончательном тексте акта той же комиссии от 13 августа 1944 года, вероятно, после более глубокого анализа полученных материалов, приводились намного уменьшенные цифры, а именно:
в 34 ямах-могилах урочища Благовщина захоронено 150 тысяч человек,
в печи урочища Шашковка — 50 тысяч,
в сарае и на бревнах — 6,5 тысяч человек.

Итого во всех местах, связанных с деятельностью Тростенца с 1941 по 1944 год, погибло 206,5 тысяч человек.

Трудно судить о правильности выводов официальных органов, расследовавших трагедию Тростенца в 1944-1945 годах. Работа членов комиссии была затруднена прежде всего тем, что гитлеровцы практически уничтожили следы своих преступлений. Следует принять во внимание и время: война продолжалась, Минск еще подвергался налетам немецкой авиации, город лежал в руинах, катастрофически не хватало рабочих рук для восстановления мирной жизни и для оказания помощи фронту. К тому же не один Тростенец оказался в поле зрения Чрезвычайной государственной комиссии. В актах и сообщениях Комиссии приводятся результаты расследований преступлений, совершенных гитлеровцами в Масю-ковщине, Уручье, Дроздах, парке Челюскинцев и других местах города и его окрестностей.

Лагерь смерти Тростенец являлся типичным порождением нацистской системы уничтожения огромных масс людей. И все же он уникален тем, что здесь в одном месте переплелось все то, что имело место в разных местах оккупированной Европы: уничтожение гражданского населения и военнопленных, заранее спланированное убийство и спонтанные экзекуции людей разных национальностей и вероисповеданий. В послевоенный период многие места массового уничтожения советских военнопленных и гражданского населения были отмечены мемориальными комплексами и памятниками. В 1963 году на значитель- ном удалении от действительных мест экзекуций и самого лагеря был возведен обелиск с вечным огнем в память жертв Тростенца. Двумя скромными надгробиями увековечена память погибших в сарае в последние дни оккупации и сожженных в Шашковке в кремационной яме-печи. В 2002 году в урочище Благовщина на месте самых масштабных расстрелов был установлен небольшой мемориальный знак. В том же году Совет Министров Республики Беларусь принял постановление о создании мемориального комплекса «Тростенец» в г. Минске.

Первые сообщения о преступлениях нацистов в окрестностях деревни Малый Тростенец появились в подпольной печати на оккупированной территории Беларуси еще в 1943 году. В 1944 году сначала в союзной и республиканской периодике, а затем отдельной брошюрой было опубликовано сообщение Чрезвычайной государственной комиссии СССР о результатах работы по установлению и расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков в Минске и его окрестностях1. В 1946 году оно вошло в сборник материалов ЧГК СССР2. На протяжении почти шестидесяти послевоенных лет у нас и за рубежом неоднократно публиковались разнообразные документы о кровавой драме в Тростенце3 . Наиболее компактная их подборка сосредоточена в совместном издании бывших ЦГАОРа БССР, Института истории АН БССР и Института истории партии при ЦК КПБ, осуществленном в 1965 году в Минске4, а также в публикации немецкого исследователя Пауля Коля, увидевшей свет в 2003 году в Дортмунде5.

Для реставрации исторических событий нужна самая широкая палитра письменных источников. События в окрестностях деревни Малый Тростенец в 1942-1944 годах вызвали к жизни немало разнообразных документов и материалов, которые в настоящее время существуют в виде реальных объектов и не зависят от людей, которые их создали. Они содержат в себе субъективное начало, отражающее своего автора, его потребности, возможности, уровень знаний. Объективное и субъективное в них неразрывно связано. Учитывая значение тростенецкой трагедии для истории Беларуси, Германии и других стран, обстоятельства возникновения источников о Тростенце, место их в событиях своего времени и цели их создания, составители стремились выявить и опубликовать все обнаруженные в архивах Беларуси документы о преступлениях нацистов в этом лагере.

В сборник включено 117 документов, 107 публикуются впервые, в их числе 87 - из Национального архива Республики Беларусь, 11- Центрального архива Комитета государственной безопасности Республики Беларусь, 4 - Государственного архива Минской области, 5 - Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны. 10 документов частично или полностью публиковались ранее.

Документы немецких оккупационных органов о событиях в районе деревни Малый Тростенец в 1942-1943 годах представлены телеграммами железнодорожной дирекции, распоряжениями начальника отдела 4 («гестапо») полиции безопасности и СД генерального округа Беларусь в Минске Георга Хойзера, отчётами-дневниками руководителя группы СС особого назначения Арльта. В сборнике публикуются также показания на судебных процессах в Карлсруе (1947) и Кобленце (1962) начальника рабочего подразделения зондеркоманды 1005 Адольфа Рюбе и солдата роты фольксдойче о преступлениях эсэсовцев в Благовщине. Указанные выше документы неоднократно публиковались ранее в отечественных и зарубежных изданиях. Наличие их в настоящем сборнике вызвано необходимостью более полного раскрытия темы, подтверждения и дополнения информации, содержащейся в русскоязычных документах, составляющих основную часть книги.

Отечественные документы датированы 1942-1984 годами. В сборнике впервые публикуются донесения, радиограммы, телеграммы, разведсводки, спецсообщения разведгрупп, партизанских формирований, подпольных партийных органов, Белорусского штаба партизанского движения о положении и действиях противника в районе деревни Малый Тростенец. В донесениях сообщается о сборе оружия и боеприпасов патриотами на местах боёв 1941 года, о боевых операциях, о наличии укреплений и гарнизонов противника, в том числе в районе деревни Малый Тростенец.

Первое упоминание в русскоязычных документах о существовании лагеря и преступлениях гитлеровцев против гражданского населения в районе деревни Малый Тростенец нами обнаружено в рукописи заместителя начальника разведотдела БШПД полковника H.A. Скрынника, написанной не ранее февраля — не позднее марта 1943 года. Это было время коренного перелома в войне, краха армии Паулюса под Сталинградом, объявления «нового курса» Гитлером. 16 марта 1943 года СНК СССР принял постановление № 299 «О работе Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков» (см. документ № 17). В марте-апреле 1943 года, полковник H.A. Скрынник представил П.К. Пономаренко информационную записку о преступлениях гитлеровцев в Беларуси. Работая над ней, он, на основе разных источников, подготовил многочисленные материалы справочного характера, среди которых упоминался факт убийства ребёнка и женщины в лагере Тростенец под Минском. В окончательный вариант информационной записки этот эпизод включён не был. Таким образом, можно с полной уверенностью сказать, что в феврале — марте 1943 г. сведениями о многочисленных транспортах с евреями из Западной Европы и о массовых убийствах в окрестностях деревни Малый Тростенец ЦК КП(б)Б не располагал. Начиная с апреля 1943 г. в Белорусский и Центральный штабы партизанского движения, в ЦК КП(б)Б стала регулярно поступать информация об убийствах в районе деревни Малый Тростенец (см. документы № 18—42).

Сразу после освобождения Минска следователи военной прокуратуры провели опросы свидетелей тростенецкой трагедии (см. документы № 43-52). В Минск выехали представители ЧГК СССР Б.Т. Готцев и В.Ф. Табелев и 17 июля 1944 г. представили П.К. Пономаренко докладную записку о необходимости организации мероприятий по расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков в окрестностях деревни Малый Тростенец (см. документ № 53).

В сборнике публикуется 21 протокол опроса свидетелей за июль-август 1944 года, черновой рукописный акт от 25 июля 1944 года, и беловой акт Минской областной комиссии содействия ЧГК СССР от 13 августа 1945 года, справка начальника отдела Белорусской республиканской комиссии содействия ЧГК СССР ГЛ. Логинова и другие документы, датированные 1944 годом (см. документы № 54-68).

По мере изгнания немецких захватчиков из оккупированных стран Европы и после войны проводился поиск нацистских преступников, велись судебные процессы над ними. В сборнике публикуются материалы уголовных дел служащих полиции безопасности и СД Беларуси, службы порядка Беларуси, показания свидетелей. Это самая многочисленная группа документов. Кроме того, в книгу включены воспоминания подпольщиков, справки, подготовленные сотрудниками Института истории партии при ЦК КПБ, о признании деятельности подпольных групп, в которых есть упоминания и о гибели людей в Тростенце.

Протоколам опросов, допросов, свидетельским показаниям и воспоминаниям присущи все особенности, свойственные документам личного происхождения. Находясь под впечатлением кошмара нацистской оккупации, свидетели вспоминали о миллионах расстрелянных и сожжённых в Тростенце. (См. показания Башко Н.С., Будая В.В., Головача П.Н., документы № 52, 58, 61). Здесь следует понимать «миллионы» как синоним очень большого количества. В документах встречаются разночтения в размерах могил, кремационной печи, устройстве душегубок и их количестве, в цифрах уничтоженных в Благовщине, в Шашковке, в колхозном сарае. Составители не ставили перед собой задачу анализа разночтений. Цель сборника — публикация документов о местах массового уничтожения людей в окрестностях деревни Малый Тростенец под Минском в 1942-1944 годах.

Тексты документов переданы с точным сохранением их стилистических и языковых особенностей. Вставки отдельных слов и предложений, дописанные карандашом или чернилами, зачеркивания оговорены в текстуальных примечаниях. Подчеркивания слов и предложений воспроизведены при публикации. Резолюции и пометы напечатаны с новой строки после основного текста документа. Указаны авторы помет и способ их написания. Тексты протоколов, вопросы, реплики переданы как основной текст документа с выделением шрифта с абзаца слов «вопрос», «ответ». Пропущенные и сокращенно написанные слова, за исключением общепринятых сокращений, дописаны в квадратных скобках, неразборчиво написанные слова оговорены в текстуальных примечаниях. Аббревиатуры и сокращённые названия учреждений в текстах сохранены. Полное написание дано в списке сокращённых слов. Подписи воспроизведены после текста документа. Неразборчивые подписи, предполагаемая их расшифровка и случаи отсутствия подписи оговорены в текстуальных примечаниях. В больших по объему документах опущен материал, не имеющий отношения к теме сборника, что отмечено отточием в угловых скобках и предлогом «из» в заголовке.

Документы снабжены редакционными заголовками. В заголовках указаны порядковый номер документа, разновидность, автор, адресат, краткое содержание, дата, место написания. Случаи использования собственного заголовка документа оговорены в текстуальных примечаниях. Указание на разновидность документа дается в соответствии с делопроизводственной терминологией, принятой во время составления документа. Сведения об авторах и адресатах, установленные составителями, оговариваются в примечаниях, если они не указаны в подписи. Общепринятые сокращения, использованные в заголовках, расшифрованы в списке сокращённых слов. В заголовках к документам коллективного авторства в качестве автора указывается учреждение, от которого исходит документ. Если документ направлен для сведения ряду учреждений, в заголовке указан основной адресат, а остальные — в примечании. При частичной публикации документа в заголовке указано содержание только публикуемой части. Тексты бланков, обозначения адресата, заголовков и дат документов не публикуются, так как использованы в редакционных заголовках. Делопроизводственные документы датированы по дате подписания, телеграммы — по дате отправки. При отсутствии даты на документе она установлена в результате дополнительного исследования содержания самого документа и других источников. При невозможности точной датировки устанавливалась приблизительная дата с обоснованием в текстуальном примечании. Место написания документа указано слева под заголовком.

В конце каждого документа имеется легенда. В легенде указано место хранения, отмечено рукопись это, подлинник или копия. Машинопись не оговаривается, поскольку большинство документов отпечатано на машинке. Немецкоязычные документы публикуются в переводе.

Документы расположены в хронологическом порядке. Они снабжены текстуальными примечаниями и комментариями по содержанию документа. Текстуальные примечания обозначены звездочкой и расположены в подстрочнике. Комментарии обозначены арабскими цифрами и вынесены в конец книги.

В сборнике имеются именной и географический указатели, список сокращённых слов, перечень публикуемых документов, фотодокументы, приложения. В оформлении фотодокументов и обложки использованы снимки экспонатов Белгосмузея истории Великой Отечественной войны. Карта-схема помещена в книгу как отдельный вкладыш.

Над сборником работали составители В.И. Адамушко, Г.Д. Кнатько, Н.Е. Калесник, В.Д. Селеменев, H.A. Яцкевич. Список сокращённых слов, именной и географический указатели подготовила В.И. Горбачёва, компьютерный набор выполнили Т.А. Дубовцева, В.И. Горбачёва. Оформление обложки и фотодизайн A.B. Жинкина.

Составители выражают глубокую благодарность директору Белорусского государственного архива кинофотофонодокументов В.В. Баландину, директору Государственного архива Минской области Г.И. Ляшук, заместителю начальника Центрального архива Комитета государственной безопасности Республики Беларусь Н.М. Климовичу, руководителю Исторической мастерской в Минске К.И. Козаку, немецкому исследователю из Дортмунда Паулю Колю, австрийским исследователям из Граца Харальду Кноллю и Петеру Руггенталеру за предоставленные материалы и консультации.

Составители искренне признательны И.А. Волохановичу, Ю.В. Звереву, Г.Р. Шейпак за помощь в создании справочного аппарата, всем сотрудникам НАРБ, оказавшим поддержку в работе.

________________
1 Сообщение Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в городе Минске. М. 1944.
2
Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков. М.1946. С,303-315.
 3 См. напр.: Unsere Ehre heißt Treue. Kriegstagebuch des Kommendostabs Rcichsruhrcr-SS, Tätigkeits — berichte der 1. und 2. SS-lnf.-Brigad, der l.SS-Kav.-Brigad und Sonderkommandos der SS, Wien, Frankfurt/M. und Zürich. 1965
4
Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии. Мн. 1965.
5
Paul Kohl. Das Vernichtungslager Trostcncz. Dortmund. 2003

Объявления
30 октября 2018 г.
23 ноября 2018 г. БелНИИДАД проводит однодневный семинар «Составление и оформление номенклатур дел организаций, примерных и типовых номенклатур дел» Подробнее >>
Новости отрасли
21 ноября 2018 г.
В Москве состоялась ХХV Международная научно-практическая конференция «Документация в информационном обществе: задачи архивоведения и документоведения в условиях цифровой экономики» Подробнее >>
19 ноября 2018 г.
С 12 по 15 ноября 2018 г. делегация белорусских архивистов посетила г.Каунас, где приняла участие в церемонии открытия выставки «Конец первой мировой войны: решительный поворот к современной Европе» Подробнее >>
15 ноября 2018 г.
13 ноября 2018 г. состоялось вручение профсоюзных билетов вновь принятым членам профсоюза Государственного архива Минской области Подробнее >>
14 ноября 2018 г.
11 ноября 2018 г. в крипте Храма-Памятника в честь Всех Святых в г. Минске состоялось мероприятие, посвящённое 100-летию окончания Первой мировой войны Подробнее >>
14 ноября 2018 г.
9 ноября 2018 г. в Зональном государственном архиве в г. Кобрине состоялось торжественное мероприятие, посвященное 55-летию образования госархива Подробнее >>
09 ноября 2018 г.
7 ноября 2018 года состоялось торжественное открытие нового здания учреждения "Зональный государственный архив в г. Слуцке" Подробнее >>